Террористы ловят хайп в Facebook из-за двойных стандартов соцсети

Премьер-министр Новой Зеландии потребовала у Марка Цукерберга объяснений, почему трансляцию массового убийства в Крайстчерче в Facebook не прервали и удалили лишь спустя три часа. Дело в двойных стандартах соцсети , считает аналитик Дмитрий Абзалов.

Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн в воскресенье заявила, что Facebook и другие соцсети должны объяснить, почему атака ультраправого радикала Брентона Тарранта, в результате которой убили 40 человек (еще десять потом скончались в больницах) и ранили еще около полусотни, транслировалась на их платформах. Напомним, убийца, пришедший в мечеть Крайстчерча, нес на себе камеру и вел стрим в нескольких социальных сетях. Видео удалили только через три часа, когда его уже успели растиражировать.

Многие эксперты уже назвали инцидент в Крайстчерче новым типом теракта, так как из поведения террориста ясно, что главной его целью было именно информационное эхо — те самые просмотры, репосты и пресловутый «хайп». Получается, что крупнейшая социальная сеть волей-неволей подыграла убийце, предоставив ему площадку для высказывания. Это выглядит действительно странным, поскольку обычных пользователей наказывают баном даже за вербальную агрессию друг к другу, в особенности когда речь идет об оскорблениях на почве национальности, ориентации, пола, расы и веры.

Как так получилось, что террорист стрелял по людям в прямом эфире и никто из бдительных модераторов Facebook не смог закрыть его трансляцию?

Facebook не определился, что считать «терроризмом»

 

Аналитик Дмитрий Абзалов в беседе с Nation News назвал несколько причин, по которым возникла такая ситуация, и первая — техническая невозможность удалить трансляцию оперативно:

У Facebook нет сейчас технической возможности снимать трансляции, записи. Схема очень громоздкая. В случае с террористической атакой самое важное — прекращать трансляцию сразу, когда она прошла, когда все экранируют, пересылают. Бороться с тем, что уже ушло в онлайн, уже сложно. В Facebook поднимали вопрос о возможности закрывать трансляции, администрация соцсети тогда отнеслась к этому положительно, но не из-за угрозы терроризма, а по поводу авторского права — например, вы на футбольном матче и можете транслировать, что там происходит, хотя права на это вы не покупали. Сейчас Facebook в этом случае работает с цифровыми копиями —  проводят мониторинг, если видят, что кадры совпадают с объектами авторского права, то видео отрубают».

Но почему возможности обрубить стрим так и не появилось у Facebook, когда речь идет о контенте с террористическими актами и насилием, учитывая, сколько терактов произошло за последние несколько лет? Двойные стандарты и политический вопрос — вот то, что мешает Facebook  придумать эффективный механизм противостояния террористам, которые активно используют новые медиа для распространения своих идей, вербовки сторонников и их координации:

«Когда речь заходит о борьбе с экстремизмом, то вступают в дело политические вопросы и двойные стандарты. Пока Facebook поймет и согласует, что это такое, проходит много времени, сложно верифицировать такого типа действия. Так как нет единого стандарта, что есть терроризм, нет и механизмов борьбы с ним в онлайн-системе. А это очень важно, потому что именно в новые медиа уходит радикальная идеология. Молодые люди получают оттуда информацию, активно кооперируются, все современные крупные террористические организации вкладывают огромные ресурсы именно в работу с соцсетями — это их основной информационный капитал. Человеку важен хайп как система поддержки».

Нужно объединять усилия

 

Соцсети позволяют любому пользователю найти поддержку у аудитории, даже если речь о сторонниках самых безумных идей, и в этом их сила и слабость, говорит Абзалов.

«В этом сила и слабость новых медиа: информация подбирается под интересы человека и у него складывается впечатление, что этот контент — общемировой. Информационное поле выстраивается под человека, он создает себе сообщество, которое его поддерживает. Таким образом каждый может получить минимум пару десятков, а то и сотен сторонников, которые поддержат его в чем угодно, даже в самых безумных идеях. Раньше, в старых медиа, он бы просто отсекался от информационных полей. Человек высказывается, ищет себе сторонников, находит их, они его поддерживают и в какой-то момент у него случается срыв. Важно даже не то, что человек делает какое-то  резонансное высказывание, а то, кто его поддерживает в данный момент. Поэтому онлайн-трансляции — это очень опасный сегмент с точки зрения распространения радикальных идей. Самое главное — сейчас это очень популярный у молодежи тренд».

Тот же Таррант опубликовал свой манифест до теракта. Можно предположить, что подобных манифестов от одиночек-радикалов в мире очень много, а теперь стало еще больше. Если хоть 1% таких документов конвертируется в теракты, это уже очень большой показатель, напомнил аналитик. Самостоятельно решить проблему распространения подобного контента ни одной стране не под силу — нужны общие усилия.

«Пока Facebook с серверами в другой стране дойдет до того, что трансляцию надо прервать, пока из Новой Зеландии пройдет информация по гражданину из Австралии… Происходит ситуация, когда необходимо кооперироваться властям разных стран. Самое опасное — теракты становятся не локализованы, потому что если есть онлайн-трансляции, террористам нет необходимости проводить свои акции в каких-то значимых точках мира, с большим количеством СМИ, нужно только количество жертв. Раньше хотя бы можно было понять, где сосредоточена потенциальная опасность, а теперь опасных мест становится столько, что ни у одной страны не хватит организационного ресурса все отслеживать. Бороться можно лишь общими усилиями».

Объяснений Цукерберга не будет

 

В образцово демократичной Новой Зеландии к запостившим видео отнеслись со всей строгостью. Сегодня стало известно, что заключенному под стражу по подозрению в «распространении радикальных экстремистских идей, подстрекающих к насилию» 18-летнему студенту колледжа из Крайстчерча, который опубликовал у себя в Facebook запись с расстрела, , он останется в тюрьме до 8 апреля. В день теракта полиция страны призывала граждан не транслировать запись.

4/5 …residents to stay inside. We ask all mosques nationally to shut their doors, and advise that people refrain from visiting these premises until further notice.

— New Zealand Police (@nzpolice) March 15, 2019

Это должно помочь юным и не очень любителям «хайпа» выучить назубок, что слова террористам нельзя давать ни под каким видом и осуждать Новую Зеландию за «ужасно тоталитарную» практику «сажать за репост» никто не спешит.

Тем только интереснее молчание Марка Цукерберга. Но вряд ли премьер Новой Зеландии дождется объяснений — убийство 50 человек в ее стране никак не связано с политикой США и задачей «затроллить Трампа», следовательно, для Цукерберга и его соцсети не представляется чем-то реально важным, говорит Дмитрий Абзалов:

«Объяснений и не будет, так как вопрос теракта в Новой Зеландии не является вопросом предвыборной кампании в США. Парадоксально, но резонансными изменениями в Facebook обрастает то, что политически актуально. Если это связано с тем, чтобы продавить Трампа, то будем это заниматься, а если с какой-то там безопасностью людей, то зачем?». 

Абзалов напомнил о стрельбе в Лас-Вегасе, когда в американском обществе подняли было вопрос об ограничении оборота оружия. Правда, в Facebook все обсуждения тогда быстро свернули, так как это предложение не смогло найти поддержки у избирателей.

«В США были промежуточные выборы, а с такой инициативой ни один политик в Конгресс не пройдет. Потроллить Трампа этим можно, а вот в выборах участвовать уже нельзя. В итоге и получается, что этическая составляющая является заложницей политизации, хотя, по идее, одно поважнее другого будет».

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе

Автор: Ольга Максимова

видео
соцсети
общество
новая зеландия
цукерберг
фейсбук
медиа
крайстчерч

Источник: nation-news.ru

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.